России мы не нужны. Украине тоже - Мариуполь, Донбасс (18.02.16 17:31)

Корреспондент БизнесЦензора, прожив десять дней на оккупированной территории Донбасса, рассказывает об экономике простых жителей Новоазовского района — 30 км от Мариуполя.



Большинство разговоров жителей оккупированных территорий посвящены социальному обеспечению.



"Самое главное, что мы потеряли из-за войны, это совесть", — говорит старик в автобусе, который стоит на блокпосте украинских пограничников при въезде на оккупированные территории возле Мариуполя.



Старик называет себя доктором наук одного из вузов Донецка. В Донецке осталась часть сотрудников заведения, но официально вуз переместили в Мариуполь. Мой собеседник регулярно ездит за 100 км через блокпосты на работу.



Он объясняет своим соседям — женщине и мужчине лет пятидесяти, что оккупированные территории Донецкой и Луганской областей снабжаются газом из Украины, а не из России. И что России Донбасс не сильно нужен.



Те соглашаются с последним, но не верят, что Россия не дает газ так "ДНР-ЛНР". Старик объясняет, что он, как доктор наук, может подписаться под каждой буквой своих утверждений.



"Вы под одним подписываетесь, а кто-то под другим подпишется. Не может такого быть", — говорит старичку его сосед.



"Нам надо понять, что Россия не будет содержать Донбасс, как Украина", — заявляет доктор наук. Его соседи с этим соглашаются.



В то же время, они с недоверием слушают слова о том, что до войны Донецкая и Луганская области были дотационными.



"Бюджет Донецкой области был дотационным где-то на 40%, а Луганской — на все 60%", — заявляет старичок.



"Так почему же вы отказались от российской пенсии?", — спрашивает женщина у работника ВУЗа.



На оккупированных территориях самопровозглашенные власти выплачивают пенсии российскими рублями. Деньги дают тем, кто подал заявление, копии документов и выполнил прочие требования.



Пенсионерам говорят, что деньги идут из казны "республик", однако все понимают, что деньги идут из России. Много пенсионеров также оформили пенсии в Украине.



"Понимаете, — говорит старик. — Я доктор наук. У меня есть некоторое признание в научной сфере, много коллег, в том числе и в Киеве. Работаю я в украинском вузе. Как я буду объяснять всем, что получаю российские деньги? Это для меня вопрос принципа".



"Да что вы со своими принципами, — негодует женщина. — Ну а если бы Украина перестала выплачивать пенсию?"



На это он отвечает, что более вероятен другой вариант развития событий — Россия не будет платить пенсии жителям Донецкой и Луганской областей.



Его собеседники, на удивление, с этим соглашаются.



"России мы не нужны. Украине тоже", — говорит мужчина.



Въехать на неконтролируемые территории можно через блокпосты украинских пограничников. Буквально за два-три километра от украинского блокпоста стоят блокпосты сепаратистов. Причем, если украинские имеют более-менее официальный вид, то так называемое "ополчение" может разместить квадратом два три бетонных блока и чуть ли не в поле останавливать для проверки машины.



На украинских блокпостах особых очередей не заметно. Под Мариуполем блокпост проверяет автомобили сразу в несколько потоков. Пограничники собирают паспорта, осматривают багажники.



"Украинский блокпост прям как настоящая таможня", — тихо удивляется пассажирка автобуса.



С недавнего времени сепаратисты стали проводить проверки автомобилей на манер украинских пограничников. Но, из-за отсутствия правильной логистики и ресурсов делается все это гораздо дольше.



10 февраля, к примеру, около двух часов дня под Мариуполем на блокпосту сепаратистов стояло 94 автомобиля в ожидании проверки.



В основном передвигаются легковые автомобили и пассажирские автобусы, грузового транспорта незаметно.



Ввоз на оккупированные территории продуктов официально запрещен, однако теми или иными путями они сюда попадают. На прилавках магазинов, близлежащих к Мариуполю оккупированных сел, можно увидеть продукты, как украинского производства, так и российского.



Цены указаны в гривнях и рублях. Гривню в магазинах оценивают в два рубля. Однако, этот курс может меняться в зависимости от положения покупателя и продавца.



"Продавали у нас с грузовика уголь, — рассказывает безработный сельский сторож. — Спрашиваю, сколько тонна — мне отвечают: тысяча гривен. Беру, но только рублями буду расплачиваться, вот две тысячи. Мне сразу сказали, что нет, давайте по официальному курсу, один к трем. Вот так".



Он смотрит на российские купюры с сожалением.



"Какие это деньги, как фантики. Числа большие, а что на них купишь? — говорит он. — Уголь плохой, кстати, большие куски, не горит ни фига".



Школы, детские сады и некоторые другие бюджетные заведения здесь также работают. Зарплаты выплачивают в рублях. И они ниже, чем были до войны.



Российскую продукцию местные жители не жалуют и даже ругают. Та же оценка и у российской гуманитарной помощи, которую иногда привозят в села. Параллельно отдельным категориям населения выдают международную гуманитарную помощь. Например — от Красного Креста.



Доходила до сел и "гуманитарка" фонда Рината Ахметова. Однако те, кто получал ее, рассказали, что она была в скудных объемах и плохого качества. Жители сел уверены, что "гуманитарку" Ахметова разворовывали еще в Донецке, а в села отправляют то, что не жалко.



Российскую "гуманитарку" в начале ее появления в донецких селах продавали в магазинах как обычные продукты.



"Я еще удивился, тушенка по 25 рублей, такая дешевая. Консервы тоже были дешевыми, — рассказывает житель одного из сел Новоазовского района. — А потом оказалось, что это в Новоазовск завезли российскую помощь. Только ее не выдавали людям, а начали продавать".



По его словам, через некоторое время махинацию раскрыли и начались "расследования", после чего продукты из "гуманитарки" исчезли с прилавков магазинов месяца на два.



"А потом улеглось, опять начали продавать, только уже не по таким дешевым ценам. Ну, и выдавать на руки бесплатно тоже начали, — рассказывает мужчина. — Только какая там тушенка — одна слизь и что-то плавает вместе с лавровым листом".



"У соседки сын особо отличился в боях, стал каким-то начальником в "ДНР", так выбил матери российскую гуманитарку, — рассказывает пенсионерка. — Прихожу я к ней, а она мне жалуется: вот капуста консервированная, не могу ее есть. Кошке дала, та тоже не ест. Может ты ее будешь? Я попробовала и мне плохо стало. Нет, говорю, я такое не ем. Соседка тогда сказала, что может гусям отдаст, те съедят. Я раньше и не знала, что капусту консервируют в железных банках, как рыбу. Из Брянской области, вроде было написано на них".



"На что старуха наслушалась сыночка и российские каналы, — продолжает пенсионерка рассказ о своей подруге, — а все равно признала, что российские продукты никудышные. Дрожжи их, и то испорченные — тесто не поднимается. Я вот получила международную "гуманитарку", там тоже есть дрожжи, отнесу ей".



Паек Красного креста состоит из двух коробок с продуктами: 3 кг макарон, 2 кг гречки, 3 кг риса, 200 грамм чая, 2 банки тушенки по 525 грамм, 3 банки консервированных сардин, 5 кг муки, литр подсолнечного мала, дрожжи, мыло, стиральный порошок и некоторые предметы личной гигиены.



"Все продукты из Украины, — говорит Мария Ивановна. — А российская "гуманитарка" бедная, как и сама Россия".



"Мне раз выдали российскую, — говорит мужчина лет тридцати. — Жена недавно родила, вроде, как помощь при рождении. На вес — прилично, открыл, а там одни макароны, и те — все покрылись плесенью".



Мужское взрослое население больше всего ругает российское пиво.



"Водки здесь не пьют уже давно, так как все варят самогон. Вот только с пивом беда", — говорят.



В начале запрета ввоза продуктов на оккупированные территории, цены в селах на пиво поднимались до 70 гривен за два литра в пластиковой бутылке. Потом появилось пиво дешевле, но из России.



"Пить российское пиво не возможно. Хотя нет, привозят оттуда хорошее пиво, только украинское. Завод "Черниговского" в России варит, и к нам иногда попадает, — рассказывают ценители. — Вот только там бутылки не по литру, а 900 грамм, не поллитра, а 450 грамм. А цена та же".



"Напитки газированные, — объясняют мне, — Из России тоже плохие. Помнишь, в девяностых были в пакетиках порошки — "Юпи"? Вот, как будто взяли, размешали "Юпи" и привезли".



В последнее время по селам прошел слух, что "ДНР" готовится к очередным выборам. Точной даты проведения никто назвать не смог.



"Мне недавно сказали, что записали как представителя кандидатов, — рассказывает 25-летний парень. — Я такой — как это так, записали, мне этого не надо. Мне говорят, не бойся, это чисто формально, просто надо было кого-то там указать. Даже не спрашивали. А мне оно надо? Сегодня они меня куда-то записали, завтра меня в Украину не пустят".



"Жену мою тоже в партию записали, даже в две сразу. Работает в школе, там им сказали, что вступление добровольное, но если не вступите, то работы не будет, — продолжает он. — И как это, сразу в две партии? Одни чудеса".



Для большинства жителей сел важно передвигаться по Донецкой области, независимо от границ между Украиной и самопровозглашенной "ДНР".



"Вы там не думайте, что если тут референдумы проводят, то все на них добровольно ходят и их поддерживают. Тут есть способы заставить", — говорит будущий представитель кандидатов.



Кирилл Тигай, БизнесЦензор


Источник: “http://biz.censor.net.ua/columns/48/34rossii_my_ne_nujny_ukraine_toje34”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя